Стоп дарвинизм

Основные аргументы против концепции современного дарвинизма

Краткий перечень фактов, трудно объяснимых в рамках представлений о естественной эволюции
Палеонтологические факты, свидетельствующие против теории эволюции

1. Кембрийский взрыв. Согласно эволюционной модели, жизнь возникла около 3,8 млрд лет назад, но в течение более 3 млрд лет оставалась на уровне относительно простых одноклеточных форм (бактерий, простейших, микроводорослей). И вдруг в последующем кембрийском слое, внезапно появились почти все типы животного царства и даже те, которые сегодня не встречаются. «Формы, жившие в тот (кембрийский) период, наверняка должны были произойти от предков, существовавших по крайней мере за сотни миллионов, а то и миллиарды лет до того, – пишет эволюционист Р. Нудельман. – Но в том-то и загадка «кембрийского взрыва», что никакие переходные, промежуточные формы не соединяли появившиеся тогда новые типы организмов с бактериями и простейшими водорослями, которые населяли земные океаны до них. Это рождение новых форм было совершенно внезапным. Нет никаких свидетельств, будто ему предшествовало длительное накопление постепенных изменений и усложнений»

Данная проблема, получившая название «кембрийский взрыв», была известна во времена Дарвина. Дарвин сразу же понял, что «кембрийский взрыв» может стать камнем преткновения для его теории. В предисловии к последнему изданию своей книги он специально отметил: «В настоящее время это явление [«кембрийский взрыв»] остаётся необъяснимым, и оно поистине может рассматриваться как убедительный аргумент против взглядов, развиваемых в данной книге».

Сегодня проблема кембрийского взрыва не только не решена, а ещё более усугубилась, в связи с чем целый ряд специалистов в этой области предложил коренным образом сменить научную парадигму. В 2018 году на страницах научного журнала «Progress in Biophysics and Molecular Biology» 34 известных учёных-биологов эволюционного направления из США, Австралии, Германии, Великобритании, Индии, Китая, ЮАР, Канады, Италии, Бельгии, Японии и др. предложили считать причиной кембрийского взрыва массовое пришествие на Землю кембрийских организмов из космоса в готовом виде без всякой эволюции. Видимо иначе в науке эту проблему решить нельзя.

2. Вендо-эдиакарская фауна. Уже после Дарвина перед наукой встала и вторая проблема. В некоторых регионах Земного шара была обнаружена ещё одна удивительная фауна, которая так же внезапно появилась, и в отличие от кембрийской, внезапно исчезла. Причём появилась она без всяких предшественников и исчезла без всяких потомков. Как пишет российский палеонтолог Н. Иорданский, «известные ныне вендские организмы не связаны прямым родством с кембрийскими, а представляют слепые эволюционные ветви» (Иорданский Н.Н. Эволюция жизни М.: Академия, 2001. 425 с.). Так что вместо решения одной проблемы перед эволюционистами встали две: кембрийская и вендо-эдиакарская.

3. Гипотетичность существующих палеонтологических «доказательств» эволюции. Аномальные палеонтологические находки, не вписывающиеся в эволюционные сценарии. Убедительно доказать эволюцию с помощью палеонтологических фактов можно только в том случае, если мы находим последовательную, полную и постепенную картину преобразования видов (вплоть до возникновения новых) в пределах одного геологического разреза. Несмотря на более чем двухвековую историю палеонтологии, факты подобного рода являются исключительной редкостью. Они буквально единичны. На всю живую природу. В отношении которой предполагается, что она вся эволюционировала именно таким (очень постепенным) образом. Данное обстоятельство уже само по себе показывает, насколько эволюционные взгляды на происхождение биологических таксонов расходятся с реальностью. Как правило, разные претенденты на «переходные виды» разбросаны чуть ли не по всему Земному шару, да и ещё по разным геологическим слоям. Это обстоятельство, конечно, ставит под сомнение статус переходности подобных находок. Поскольку существует возможность, что обнаруженные ископаемые виды, на самом деле, не происходили друг из друга, а были просто похожи друг на друга (теми или иными признаками). И их объединили в некую «эволюционную цепочку» лишь на основании сходства друг с другом. Таким образом, те немногочисленные эволюционные линии (например, эволюция лошади, китообразных), которые уже построены эволюционистами – могут рассматриваться не более чем гипотезы и предположения. Строго доказанных эволюционных линий в палеонтологии не существует, и даже гипотетических очень мало. В качестве карикатуры на подобные попытки «построения эволюционных линий» можно привести «эволюционную схему», согласно которой современный волк «убедительно происходит» от современной лисицы фенек, через ряд «переходных форм», которые тоже представлены современными видами животных:

Рисунок. Псевдоэволюционная линия, выстроенная таким же образом, каким выстраиваются палеонтологические ряды вымерших «переходных» форм.

Как уже говорилось, претенденты на «переходные виды» обнаруживаются в разных местах Земного шара, и в разных геологических слоях. Причем иногда конечную форму мы обнаруживаем в самых нижних и древних слоях, в то время как полчища «переходных видов» выше. Понятно, что подобные находки выставляют принятые эволюционные сценарии в анекдотическом свете. Именно так произошло с одной из самых известных эволюционных схем — линии превращения рыб в пятипалых земноводных за 20–30 млн. лет. Эта линия начинается с вымерших лопастепёрых рыб Eusthenopteron и Panderichthys, «промежуточного звена» Tiktaalik, и оканчивается первыми наземными позвоночными – ископаемыми ихтиостегой и акантостегой, появившимися около 365 млн. лет назад. Однако после построения этой «эволюционной линии» палеонтологи обнаружили, что в слое возрастом 395 млн. лет (который является более древним, чем весь этот «парад переходных форм») – уже жили четвероногие пятипалые животные, свободно передвигавшиеся по суше (Niedźwiedzki, 2010).

Рисунок. Следы четвероногого животного, обнаруженные в куске известняка, извлечённого из карьера в польском округе Зашелме (Zachełmie). Следы на 18 миллионов лет старше, чем возраст самого раннего обнаруженного скелета четвероногих существ и на 10 млн. старше всех так называемых «переходных форм».

Аналогичная картина сложилась в антропогенезе, когда в 2017 г. в слоях 5,7 млн. лет давности (то есть, до появления каких-либо прямоходящих предков человека) были обнаружены следы ног, мало отличимые от следов современного человека. В связи с чем вся выстроенная на сегодняшний день эволюционная линия Homo sapiens плавно переходит из научной теории в псевдонаучную.

Следует отметить, что уже давно в Лаетоли, в слоях, датируемых 3,6-3,8 млн. лет, были обнаружены следы ног, которые неотличимы от следов современного человека. Но поскольку они были обнаружены в таких древних слоях, когда, согласно текущим эволюционным представлениям, «человека быть еще не могло»  – эти следы были приписаны австралопитеку афарскому.

Самой аномальной палеонтологической находкой на сегодняшний день можно считать обнаружение ископаемой пыльцы и спор растений в крайне древних геологических слоях. В 1964-1966 годах были опубликованы научные статьи, в которых констатировалось обнаружение пыльцы и спор растений в слоях докембрийского периода (Bailey, 1964Stainforth, 1966). Понятно, что это уже ни в какие ворота не лезет. Практически, это тот самый (знаменитый) «кролик в архее», который, по утверждению самих же эволюционистов, если бы был обнаружен, явился бы достаточным основанием для признания теории эволюции опровергнутой. Именно так говорили (и продолжают говорить) сами эволюционисты.

И вот, пыльца и споры растений были обнаружены (именно) в докембрии. Однако это ни на что не повлияло. Эволюционисты просто «забыли» об этом факте (и об этих научных публикациях) и больше не вспоминают о них никогда.

4. Отсутствие предсказываемых эволюционной теорией переходных форм не только в ископаемом, но и в живом состоянииЕсли возникновение новых органов и структур идёт путём постепенного преобразования старых или формирования с «нуля», то в природе обязательно должны существовать виды со следами такой эволюции, но их почему-то опять-таки нет. Например, как известно, дыхание земноводных происходит за счёт кожного газообмена и лёгких. У большинства представителей амфибий имеются лёгкие, но есть земноводные без лёгких. Например, лягушка калимантанская барбурула (Barbourula kalimantanensis) из семейства жерлянок, обитающая на индонезийском острове Барнео. Эта обычная на вид лягушка прекрасно обходится без легких. Не имеет легких одно из самых многочисленных семейств хвостатых амфибий, включающее более 350 видов, – безлегочные саламандры (Plethodontidae). Нет этого органа и у дальневосточного тритона (Onychodactylus), а также двух видов червяг – Atretochoana eiselti и Microcaecilia iwokramae. Но если земноводные могут жить и с лёгкими и без них, то где промежуточные виды, по которым можно выстроить цепь от лёгких до их отсутствия или наоборот. Ведь все земноводные произошли от одной формы у которого либо были лёгкие, либо нет. А куда подевалась вся цепочка переходов, которая бы демонстрировала эволюцию органов дыхания?

Эта проблема касается не только лёгких. В живом мире мы встречаем множество органов и приспособлений, характерных только для конкретного вида или рода, а у «эволюционно» близкого вида или рода их нет (например, электрические органы, ядовитый аппарат и др). А где промежуточные формы, показывающие как эти органы формировались (или исчезали), ведь выживанию и процветанию таких форм ничего не мешает. Если они формировались путём дарвиновской эволюции, то непонятно зачем ей понадобилось столь тщательно заметать следы своей деятельности.

5. Нежизнеспособность переходных форм. Эволюционные преобразования могут происходить только в том случае, когда промежуточные формы обладают способностью хотя бы кое-как выживать в дикой природе. Однако такое условие возможно далеко не для каждой промежуточной формы. Возьмём в качестве примера рукокрылых. Российский зоолог И. Попов в своей обзорной статье «Загадка теории эволюции – происхождение рукокрылых» (2003) отмечает, что вся научная литература посвящена выяснению родственных связей рукокрылых, вопрос появления самой группы обычно обходится молчанием. Некоторые учёные склонны считать, что любые соображения на этот счёт – чистая спекуляция. Причиной того является полное отсутствие в летописи окаменелостей каких-либо переходных форм. Чисто интуитивно полагают, что предками рукокрылых могли быть животные, похожие на современных насекомоядных или низших приматов, но «переходные формы между ними и рукокрылыми не только не известны, но даже не ясно, какими они могли бы быть. Самая древняя из ископаемых летучих мышей мало отличается от современных, хотя жила около 60 миллионов лет назад» (Попов, 2003).

Может возникнуть вопрос: почему? Дело в том, что промежуточная формы между лазающей конечностью четвероногого и летающей конечностью рукокрылого, просто невозможна. Кости и мышцы конечности, удлинённые пальцы и перепонка между ними, ещё не обеспечивающая достаточной силы чтобы животное могло взлететь, но при этом уже лишившая способности лазать или бегать, делает его обладателя абсолютно нежизнеспособным.

Комментарий. На сегодняшний день известно несколько родов древнейших ископаемых летучих мышей. Самыми древними являются роды Icaronycteris и Onychonycteris. Их представители найдены в раннем эоцене. Возраст оценивается в 53 млн лет. Окаменелости скелета древних рукокрылых хорошо сохранились и показывают, сколь мало они отличаются от современных. Сильно удлинённые пальцы передних конечностей и форма грудной клетки говорят об их способности к активному полёту. Судя по анатомическому строению, древние рукокрылые спали, как и современные, вися вниз головой, держась задними конечностями за ветку или за свод пещеры, и, вероятно, были способны к эхолокации. Единственное, что существенно отличает вымерших летучих мышей от ныне живущих, – это большее количество когтей на пальцах конечностей. У Onychonycteris finneyi когти имеются на всех пальцах.

Факты ископаемой органики, свидетельствующие против теории эволюции

Большое количество научных открытий свидетельствует об относительной молодости ископаемых, которым косвенными методами установлен многомиллионный возраст. Данные открытия лишают дарвиновскую эволюцию её главного условия — необходимого времени на протекание радикальных эволюционных изменений. Невероятная «свежесть» ископаемых до сих пор не нашла удовлетворительного объяснения в рамках эволюционной концепции (хотя попыток было предложено много). Данные современной молекулярной палеонтологии решительно опровергают многомиллионный возраст ископаемых останков. Краткий перечень научных фактов о молодости ископаемых представлен ниже.

1. Оригинальные сосуды, клетки и белки в костях тираннозавра и гадрозавра. Фрагменты белков коллагена, актина, тубулина, фосфат-регулирующей эндопептидазы, гистона и «что-то, очень похожее на ДНК» обнаружено в костях динозавров командой учёных под руководством М. Швейцер (Schweitzer et al., 2013). Массовые следы легкоразрушаемой органики найдены в костях тираннозавра (предполагаемый возраст 65 млн. лет), гадрозавра (предполагаемый возраст 80 млн. лет).
Комментарий. Анализ стабильности коллагена (который входил в число найденных белков) показывает, что данный делок может сохраняться при 10°С – не более 180 тыс. лет, а при 20°С – не более 15 тыс. лет.

2. Обнаружение белка коллагена в костях мозазавра (предполагаемый возраст 70 млн. лет). Проведенный радиоуглеродный анализпоказал возраст этих костей (мозазавра) 24600 лет (что было объяснено загрязнением, следы которого не были обнаружены).

3. Неминерализованные ткани трицератопса. Мягкие ткани, аналогичные извлечённым М. Швейцер из костей тираннозавра, были независимо открыты в останках ещё одного динозавра – трицератопса (Triceratops horridus). Эти мягкие ткани были получены из надглазничного рога трицератопса и что важно, они не показывали никаких признаков минерализации (Armitage & Anderson, 2013).

4. Высокая частота встречаемости неокаменевшей органики. Из 8 случайно выбранных костей разных динозавров, найденных в разных местах, в шести из них (!) обнаружили сохранившуюся органику. Эта органика в данном случае оказалась (скорее всего) остатками эритроцитов, а также (снова) фрагментами белка коллагена (Bertazzo et al., 2015). Если подобная статистика находок справедлива и для других случаев, то получается, что остатки органики могут быть обнаружены в 75% практически любых костей динозавров.

5. Фрагменты оригинального коллагена в костях динозавров возрастом 200 млн. лет. При этом, кости динозавра с сохранившимся коллагеном были извлечены из земли в юго-западном Китае (провинция Юньнань) (Yao-Chang et al., 2017) .
Комментарий. Сегодня в этом районе — субтропический климат, со среднегодовой температурой 18,6 °С. При такой температуре, коллаген смог бы сохраняться всего примерно 20 тыс. лет (более подробно — ссылка).

6. Следы сохранившегося хитиново-белкового комплекса в ископаемых останках наземного скорпиона возрастом 310 млн. лет, и древнего морского ракоскорпиона возрастом 417 млн. лет (Cody et al., 2011).

7. Обнаружены ископаемые аминокислоты и другая органика различных ископаемых организмов. Например, остатки органических пигментов в коже ящерицы возрастом 50 млн. лет, «чернила» в чернильной железе ископаемого головоногого моллюска (предполагаемый возраст 150 млн. лет) и др.

8. Удивительная сохранность липидов копчиковой железы древних птиц. Детальный химический анализ липидов копчиковой железы птицы, возрастом в 48 млн. лет, показал, что липиды сохранились в своём первоначальном химическом составе, по крайней мере частично. Длинноцепочечные углеводородные соединения из ископаемых останков копчиковой железы можно чётко отличить от сланца, окружающего ископаемое. Shane O’Reilly, Roger Summons, Gerald Mayr, Jakob Vinther. Preservation of uropygial gland lipids in a 48-million-year-old bird. Proceedings of the Royal Society B: Biological Sciences, 2017; 284 (1865): 20171050 DOI: 10.1098/rspb.2017.1050

9. Ископаемая органика панциря черепах. В панцире ископаемой черепахи «возрастом 54 млн. лет» обнаружена целая серия разнообразной ископаемой органики. Исследователи использовали разные подходы для изучения тканей ископаемой черепахи, и получили независимые доказательства наличия в её мягких тканях беспрецедентного количества эндогенных биомолекулярных остатков: гемоглобина, бета-кератина, тропомиозина, и меланина. Гемоглобин, кератин, тропомиозин — это белки. Остатки гемоглобина уже обнаруживали у динозавров, а фрагменты тропомиозина — впервые.

10. «Ископаемый лес» острова Аксель-Хейберг с предполагаемым возрастом примерно 40-50 млн. лет. В удивительно хорошем состоянии здесь сохранились еще не окаменевшие (до сих пор!) пни, шишки и даже хвоя деревьев. Древесина до сих пор горит. Из неё была выделена целлюлоза (Jahren & Sternberg, 2002).
Рисунок. Ископаемые остатки деревьев на острове Аксель-Хейберг с постулируемым возрастом 40-50 млн. лет. Интересно, что многие пни находятся прямо на поверхности земли. Древесина до сих пор мягкая, может гореть и содержит целлюлозу (Jahren & Sternberg, 2002). В правом верхнем углу – сохранившаяся хвоя.

11. И наконец, абсолютный рекорд сохранения органики: обнаружены останки ископаемых морских червей, близких к погонофорам, с постулируемым возрастом 550 млн. лет. Эта находка — вообще одна из самых первых находок многоклеточных животных. Поразительно, но обнаруженные ископаемые останки всё ещё не минерализованы, то есть, являются оригинальными мягкими тканями когда-то живших червей. Они сохранили гибкость и исходную структуру хитинового комплекса. Причем слои этой ткани являются микроскопически тонкими. Получается, что эти микроскопически тонкие слои оставались не минерализованными на протяжении всех 550 миллионов лет, вплоть до настоящего времени. Интересно, куда же подевалась физическая диффузия, которая за полмиллиарда лет просто обязана была полностью разрушить эти микроскопически тонкие слои? (Moczydlowska et al., 2014)

12. Сохранение очень лабильной («нежной») органики — молекул ДНК. Из ископаемой хвои метасеквойи с острова Аксель-Хейберг (предположи-тельный возраст 50–55 млн. лет) была выделена ДНК и проанализирована на сходство с ДНК современной метасеквойи. ДНК древней метасеквойи имела на удивление мало отличий от ДНК современной метасеквойи.
Комментарий. Это исследование удивительно вдвойне, так как экспериментально установлено, что время распада ДНК ещё меньше, чем у коллагена: при 20°С за 2,5 тыс. лет; при 10°С за 17,5 тыс. лет и при 0°С за 125 тыс. лет (Nielsen-Marsh, 2002).  В другой, более поздней работе, скорость полного распада ДНК (до состояния одиночных нуклеотидов) получилась следующей: при 25°С за 22 тыс. лет; при 15°С за 131 тыс. лет; при 5°С за 882 тыс. лет (Allentoft et al., 2012). Если же не дожидаться полного распада цепочки ДНК (до состояния одиночных нуклеотидов), тогда, согласно результатам работы (Allentoft et al., 2012), при 25°С средняя длина «цепочек» ДНК уже через 10 тыс. лет составит всего 2 нуклеотида. То есть, можно сказать, что при такой температуре ДНК за 10 тысяч лет будет разрушена практически полностью. При 15°С средняя длина цепочек ДНК через 10 тыс. лет будет составлять всего 13 пар нуклеотидов (что уже крайне мало). И даже при 5°С – средняя длина цепочек через 10 тыс. лет составит только 88 пар нуклеотидов (Allentoft et al., 2012). Понятно, что такими темпами ДНК никак не может сохраняться многие миллионы лет при положительных температурах.

13. Фрагменты ДНК (хлоропластов) в окаменевших остатках ископаемой магнолии возрастом 17-20 млн. лет (Gonenber et al., 1990). Фрагменты ДНК болотного кипариса возрастом 17-20 млн. лет (Soltis et al., 1992). Фрагменты ДНК персеи и (еще раз) магнолии тоже возрастом 17-20 млн. лет (Kim et al., 2004). Интересно, что здесь уже можно говорить о воспроизводимости результатов. Потому что фрагменты ДНК были найдены разными исследователями в разных ископаемых растениях одного и того же возраста, взятых из формации Clarсkia.

14. Фрагменты ДНК в листьях растений рода Hymenaea, погруженных в янтарь возрастом 35-40 млн. лет (Poinar et al., 1993). В нескольких научных работах фрагменты ДНК были обнаружены в останках многомиллионолетних насекомых, захороненных в янтаре. В работах (Cano et al., 1992a; Cano et al., 1992б) говорится о нахождении неплохо сохранившихся фрагментов ДНК в пчеле из янтаря возрастом 25-40 млн. лет. В работе (DeSalle et al., 1992) говорится о выделении митохондриальной и ядерной ДНК из термита, погребенного в янтаре возрастом 25-30 млн. лет. Наконец, в работе (Cano et al., 1993) сообщается об обнаружении ДНК в останках жука долгоносика из ливанского янтаря возрастом вообще 120-135 млн. лет.

15. Ископаемой ДНК бактерий c предполагаемым возрастом в сотни (!) миллионов лет. Здесь обсуждается ДНК «палео-бактерий» с предполагаемым возрастом 23, 121 и 419 млн. лет. Поскольку точно известно, что «ДНК не может сохраняться миллионы лет», то делается предположение, что эти бактерии как-то умудрились просидеть в живом (!) состоянии в изолированном участке соли все эти 419 млн. лет. Подобное предположение выглядит гораздо фантастичней предположения о простом отсутствии «многих миллионов лет».

Существование «живых ископаемых»

«Живых ископаемых» – это биологические таксоны, которые практически не изменились за предполагаемые десятки и даже сотни миллионов лет существования. Список таких таксонов просто огромен. Это: плеченогие Lingula, впервые обнаруженные в кембрии, мечехвосты Limulus, типичные представители силурийской фауны, моллюски (Pleuotomaria, Nucula, Nautilus, Leda, Modiolus и др.), ремипедии, морские звёзды, морские лилии, пауки-пикногоны, кистепёрые и двоякодышащие рыбы, рептилия гаттерия, опоссум, голосеменные растения (араукарии, воллемия, метасеквойя, гинкго), покрытосеменные (магнолии, тюльпанное дерево), хвощи (Equisetum), папоротники (Osmunda, Gleichenia и др.), плауны (Lycopodium, Selaginella), саговники, а также множество бактерий, водорослей, грибов, простейших – все они за предполагаемые сотни миллионов лет своего существования не претерпели почти никаких изменений. Особый интерес представляют биологические виды, которые вообще не изменились за (воображаемые) десятки и сотни миллионов лет.

С биологической точки зрения данные факты столь же необъяснимы, как сохранение ископаемой органики (на протяжении этих же периодов времени) с химической точки зрения:

1. Щитень летний. Самым потрясающим примером «живого ископаемого» является щитень летний, который морфологически вообще не изменился за предполагаемые 230 млн. лет (!), несмотря на мутации, дрейф генов, популяционные волны, изоляции и естественный отбор. Причем влияние всех этих факторов должно было многократно усугубляться еще и тем, что щитень летний обитает в крайне изменчивых и непостоянных местообитаниях (временные водоемы, преимущественно, летние лужи).

2. Морщинник сибирский. Современный жук морщинник сибирский (Helophorus sibiricus) обнаружен в слоях возрастом 20 млн. лет, причём в пределах своего современного ареала (голарктика), где, согласно современным представлениям, за это время произошло большое число глобальных изменений климата, состава природных сообществ и др., что почему-то нисколько не отразилось на данном виде (Fikacek et al., 2011).

3. Мезозойская растительность огромного региона Сибири оставалась неизменной на протяжении 100 млн. лет. Не эволюционируют не только виды, но даже состав доминантов и пространственная структура растительности не демонстрируют практически никаких изменений (Красилов, 1986). Возможно ли такое вообще, чтобы полностью замерли любые изменения в природе на целых 100 млн. лет?

4. Гаттерии. Учёные проанализировали современных и ископаемых гаттерий (Sphenodon punctatus) и пришли к выводу, что эволюция этих видов животных по каким-то загадочным причинам остановилась. За 220 млн. лет гаттерия нисколько не изменилась, говорится в статье, опубликованной в журнале Palaeontology.

5. Харовая водоросль Lychnothamnus barbatus, единственный образец которой в Западном полушарии сохранился в виде окаменелости мелового периода, был обнаружен живым и невредимым в ряде озёр Северной Америки. Результаты исследования опубликованы в научном издании American Journal of Botany.

6. Папоротники за предполагаемые 180 млн.лет не изменились ни внешне, ни по размеру генома. Шведские ученые изучили в деталях окаменевшие папоротники уникальной сохранности. Эти ископаемые принадлежат к роду Osmundastrum: Это современный род (или подрод, его называют «чистоуст»). Благодаря тому, что в окаменевших останках превосходно сохранились клетки с ядрами и хромосомами, удалось оценить объем генома древних представителей данного рода. Он оказался примерно тем же, что и у современных родичей. Это означает, что эти папоротники за 180 миллионов лет сохранили и специфические внешние признаки, и объем генетического материала, не растеряв и не умножив его.

Биогеографические факты, свидетельствующие против теории эволюции

Многие факты распределения современной флоры и фауны не соответствуют теоретическим ожиданиям современной теории эволюции.

1. Феномены флористических царств. Трудно объяснимы феномены Капского флористического царства и Голантарктического царства, при сравнении их друг с другом, где, с одной стороны (в Капском флористическом царстве) имеет место поразительное разнообразие видов растений, которые ютятся буквально «на пятачке» суши (Капское царство — самое маленькое флористическое царство Земли). В то время как территории, входящие в состав Голантарктического царства, наоборот, значительно удалены друг от друга колоссальными морскими пространствами. Однако в составе их флоры имеется много общих родов и даже биологических видов. Флора родственная, несмотря на предположительно произошедшее разделение общей суши, как минимум, 50 млн. лет назад. Если сделать ещё целый ряд дополнительных маловероятных допущений, то самый минимальный срок полной изоляции этих территорий всё равно получается не менее 15 млн. лет. Необъяснимо, как общие биологические виды (!) могли изолированно существовать, совершенно не изменяясь, по меньшей мере, 15 млн. лет (не говоря уже о 50 млн.). Да ещё и в условиях резкого, глобального изменения климата, которое предполагается именно для этого региона Земли в рамках современных научных представлений. В то время как в соседнем, Капском флористическом царстве, произошла (воображаемая) эволюция огромного числа разных видов — в пределах одного крошечного полуострова.

2. Парадокс эволюции цихлид озера Виктория. Как известно, в африканском озере Виктория сегодня обитают более 300 разных видов цихлид. Однако, согласно геологическим данным, всего 15 тыс. лет назад на месте озера Виктория была суша. А это значит, что подавляющее большинство имеющихся сейчас видов цихлид в о. Виктория каким-то образом успели возникнуть за последние 15 тыс. лет. Если мы предположим, что подобную скорость образования биологических видов обеспечивают те самые эволюционные факторы, которые постулируются современной теорией эволюции (мутации, дрейф генов, изоляция, естественный отбор), то становится непонятно, почему эти же факторы не действовали на другие виды рыб на значительно большем пространстве. Например, почему эволюция не создала сотни тысяч разных видов щук, ершей, окуней в разных озерах и реках гигантского региона почти всей Евразии? Особенно если учесть, что в пределах данного региона имеется огромное разнообразие экологических условий и ещё большая географическая изоляция.
Данный парадокс совершенно ясно указывает на то, что наши текущие представления о механизмах образования новых видов – в целом наивны (еще далеки от реальности) и не учитывают чего-то критически важного.

3. Существование одного биологического вида в разрозненных ареалах. Многие биологические виды имеют громадные географические ареалы, часто сильно разорванные. Тем не менее на всём этом ареале они представлены одним биологическим видом. Такие факты, взятые в совокупности, не вписываются в представления современной теории эволюции, согласно которым новые виды образуются за счёт накопления различий между разными удалёнными популяциями. Например, конкретный вид лесной тропической орхидеи (Calanthe triplicata) имеет воистину громадный ареал. Этот вид орхидеи найден: на острове Маврикий, на Мадагаскаре, на Сейшелах, в Ассаме (восточный штат Индии), в восточных Гималаях, в южной Индии, на острове Шри Ланка, в Бирме, Таиланде, Малайзии, Лаосе, Камбодже, южном Китае, Вьетнаме, на острове Борнео, на Яве, на Малых Зондских островах, на островах Молуккского архипелага, на Филиппинских островах, на Сулавеси, Суматре, архипелаге Бисмарка, в Новой Гвинее, на Соломоновых островах, на острове Норфолк, в восточной Австралии, на островах Фиджи, в Новой Каледонии, на островах Самоа, Вануату, островах Валлис и Футуна, на Маркизских островах (то есть, вообще в центре Тихого океана), на островах Санта-Круз, на Каролинских островах, на Марианских островах, на Тайвани и на островах Рюкю. Интересно, что этот вид орхидеи отнюдь не привязан к каким-нибудь приморским местообитаниям (для облегчения распространения через тысячи километров морской воды). Эта орхидея произрастает во влажных тенистых лесах. Причём эти леса обычно приурочены к возвышенностям (с высотой над уровнем моря от 500 до 1500 метров). Тем не менее никакой эволюции в условиях изоляции не наблюдается (по факту). Видимо, этому виду орхидеи просто забыли сказать, что в рамках современной теории эволюции ему надо разделиться на сотню разных видов?

Читать далее

Примеры устаревшей и ложной информации в учебниках по эволюции

  • Ещё в 2005 г. известный эволюционист профессор А. С. Северцов в своём учебнике «Теория эволюции» обратил внимание на ошибочное отнесение «волосатого человека» (русского крестьянина Евтихеева, всё лицо которого заросло длинными волосами) к атавизмам. Но даже через десятилетие после этого, данный пример продолжает фигурировать практически во всех учебниках.
  • Всем известный биогенетический закон Э. Геккеля, ошибочность которого уже ни у кого из учёных не вызывает сомнений, продолжает изучаться как один из важных законов в биологии. Хотя в учебнике по эмбриологии для вузов он назван сфабрикованным «гибельным союзом эмбриологии и эволюционной биологии» (Гилберт С. Биология развития в 3 т. М.: Мир. 1993), и даже «тормозом развития экспериментального направления в эмбриологии» (Рэфф Р., Кофмен Т. Эмбрионы, гены и эволюция. М.: Мир. 1986. 404 с.).
  • Авторы ряда учебников «Общая биология. 11 класс» (под ред. Н. Лисова. Мн., 2002); «Общая биология. 11 класс» (под ред. С. Маглыш. Мн., 2010) считают, что саговниковые являются пере­ходной формой между голосеменными и покрытосеменными растениями. В действительности, саговниковые никогда даже не рассматривались в качестве предков покрытосеменных. Вероятно, авторы просто перепутали саговниковые с беннеттитовыми, которые в начале XX в. считались предками цветковых растений. Беннеттиты – это вымершая группа голосеменных, у которых, в отличие от других голосемен­ных, имелись обоеполые стробилы (спороносные побеги). Из стробилов беннеттитов, действительно напоми­нающих цветы, и пытались вывести типичный для по­крытосеменных обоепо­лый цветок. Но тут возник­ла проблема: у беннеттитов не обнаружилось никаких структур, из которых мож­но было бы вывести плодо­листики. У них вообще нет мегаспорофиллов, а семя­зачатки сидят прямо на оси стробила. Как утверждают сами эволюционисты, вопрос происхождения покрытосеменных по сей день остаётся открытым. (Соколов Д. Д., Тимонин А. К. Морфологические и молекулярно-генетические данные о происхождении цветка: на пути к синтезу // Журнал общей биологии. 2007. Т. 68. № 2. С. 83–97).
Читать далее

Наиболее громкие случаи фальсификации в дарвинизме

  • В 1999 г. журнал National Geographic представил новое «переходное» ископаемое из Китая – археораптора (Archaeoraptor). Это животное причудливо соединяло черты динозавров и птиц, и как говорилось в статье, «представляло собой поистине недостающее звено в сложной цепочке, соединяющей этих животных». Однако вскоре выяснилось, что находка является подделкой, с редким мастерством составленная из останков разных животных. Мотив подделки простой – корысть, связанная с надеждой заработать на продаже уникального экземпляра.При проверке на северо-западе Китая была обнаружена целая «фабрика» по производству поддельных ископаемых.
     
  • 2009 г. почти во всех ведущих мировых СМИ прозвучала новость о находке раннего предка человека, которого назвали Идой (лат. Darwinius masillae). Палеонтологи утверждали, что обнаружили недостающее звено в эволюции человека, опубликовав результаты в престижном журнале PLoS ONE. Однако после того как Ида попала в руки других учёных, о сенсации пришлось забыть: оказалось, что «дарвиниус» относится к подотряду мокроносых (стрепсириновых) приматов и не является предком человека. Авторы просто решили привлечь к себе внимание и скомпенсировать денежные затраты (в размере 750 000 $), которые они понесли, выкупив ископаемое из частной коллекции.
     
  • В 2004 г. журнал «Шпигель» сообщил о том, что антрополог, профессор Франкфуртского университета Р. Протч фон Цейтен (Reiner Protsch von Zieten), всемирно признанный эксперт в области радиоуглеродного датирования, на протяжении 30 лет намеренно искажал данные радиоуглеродного анализа ископаемых останков человека. Так, скелет «Bischof-Speyer» возрастом 3300 лет он датировал 21300 годами, а череп пожилого человека, умершего в 1750 г. (!) – 27400 годами. Разумеется, профессор Протч был уволен, однако, как заявил антрополог Грейтсфальдского университета Т. Тербергер, «эволюционную антропологию придётся пересматривать». Интересно, что именно Р. Протч в своё время проводил анализ знаменитого «скелета Рэка». Как известно, «скелет Рэка» был найден в аномально древних (для эволюционных построений) геологических слоях. И вот, «согласно результатам Протча», этот скелет был радикально «омоложен». И больше к этому вопросу не возвращались. А хорошо бы теперь вернуться. 
Читать далее